Главная » Новости кино » Дневники Берлинале 2017: Из жизни живодеров

Дневники Берлинале 2017: Из жизни живодеров

В Берлине продолжается 67-й интернациональный кинофестиваль / Berlin International Film Festival (9-19 февраля 2017). Покамест самыми впечатляющими в основной программе выглядят два фильма, причем, оба сняты женщинами. Это «О теле и душе» Ильдико Эньеди (Венгрия), когда-то весьма давно получившей Каннскую «Золотую камеру» за наилучший дебют, а также «След зверя» классика польского кино Агнешки Холланд. Такое впечатление, что берлинские отборщики преднамеренно подсовывают жюри качественное «женское» кино.

О теле, душе и звере

«О теле и душе» Ильдико Эньеди начинается идиллической картиной из жизни оленей, показанной с дотошностью какого-нибудь Animal Planet. Олени систематически будут являться в кадре. Но вообще-то это кино о финансовом директоре скотобойни Эндре и новой сотруднице Марии, контролере качества, обладающей нечеловеческими памятью, зрением и похожей на небесной красоты терминатора. Два одиноких работника скотобойни. Он, рефлексирующий по поводу рутинного забоя коров, годится Марии в отцы. Она категорически не может вступать в контакт с людьми, хотя и хочет быть ближе к окружающим. Эти двое этак и ходили бы друг вкруг друга кругами, если бы раз по месту их работы не случилось криминального инцидента. К расследованию подключается психолог, которая обнаруживает, что двум героям снятся одинаковые сны. В этих снах финансовый директор и ледяная контролерша – живущая в гармонии оленья чета. Нелепо в реальной жизни ограничиваться вежливыми кивками, когда в мире снов вы влюблены. Директор и контролер стремительно сближаются, даже начинают почивать в одной комнате.

кадр из фильма О теле и душе

Уроженка Будапешта Ильдико Эньеди дебютировала в полном метре в 1989 году с фильмом «Мой XX век» и получила за режиссерский дебют Каннскую «Золотую камеру». С 1999 года она в основном занималась теледокументалистикой. «О теле и душе» — ее режиссерское ренессанс и возвращение после восемнадцатилетнего перерыва. Кино длится почитай два часа, но оно не скучное, этак много тут ярких деталей, этак блистательно выписана сама фантастическая аргументация этой истории, такие пышные тут персонажи (немножко комическая психолог, знающая все про секс пожилая уборщица, местечковый альфа-самец со скотобойни). Эндре сыграл Гиза Моршани, драматург, переводчик, какое-то пора директор известного издательства, в целом – крупная фигура венгерской литературной сцены. Марию – театральная актриса Александра Борбей, для которой эта роль стала фактически первой главной ролью в кино. В странной истории любви со счастливым концом имеется вегетарианский уклон, и для вящей убедительности в кинофильм включили документальный очень детальный показ забоя и разделки коровы. «Некоторые животные пострадали, однако ни одно – ради этого фильма», — говорится в заключительных титрах. Однако эта сцена, разумеется, потенциальную публику расколет.

И олени, и тема защиты животных, и фантастический заход, и блаженный конец, и даже история любви – в еще одном конкурсном фильме, в «Следе зверя» классика польского кино Агнешки Холланд. Хотя и олени тут более решительные, и блаженный конец подобного рода не каждому зрителю по зубам. Кинофильм снят по роману Ольги Токарчук «Веди собственный плуг по костям мертвецов», она сама и писала сценарий для «Следа зверя». В центре повествования пожилая пани Дужейко, увлекающаяся астрологией и природой, преподающая английский в школе и по утрам в компании двух своих собак приветствующая солнце. Ее жизни мешает лишь одно – существование охотников. И в мире, и в непосредственной близости от нее. Охотников в этих благодатных местах немало, тем более, что здешний егерь позволяет им забавляться в несезон (не безвозмездно, очевидно), конечно и сам по натуре живодер. Раз у пани Дужейко пропадают собаки. Вскоре она находит тело соседа. И вот уже многие высокопоставленные охотники (мэр, начальство полиции, даже священник) начинают умирать разнообразными интересными способами. Полиция ищет виновного, а у пани Марпл своя версия: животные защищаются, они мстят охотникам. Тем более, что возле каждого трупа обнаруживаются следы косуль. Полиция истеричной тетушке не верит.

кадр из фильма След зверя

Кинофильм структурирован по сезонам, будто охотничий календарь – в этом месяце можно бить кабанов, оленей, а в этом – еще и уток. Он сделан этак заразительно и богато, что его охота бесконечно разглядывать, персонажей немало, и каждый неспроста, а уж вводятся они в повествование с виртуозным изяществом – этак молодой айтишник из полиции, на которого поначалу даже не смотришь, вдруг тенью за окном падает в эпилептическом припадке, покамест пани Дужейко и ее молодая протеже – несчастная продавщица секонд-хенда – болтают в доме, и вот уже айтишник превращается в героя-любовника. Интриги ради стоит приметить, что имеются еще два героя-любовника постарше – заезжий энтомолог, а также сосед пани Дужейко, скромный муж с тайной в подвале. Как и положено хорошему кино, «След зверя» — это все разом: черный юмор, мистика, триллер, сердечный треугольник, провокация, моральная двусмысленность. И это, разумеется, не только о праве животных на существование, но размышление о мужском и женском началах в человеке, о чувствительности и навыворот о самодовольном убеждении, что мир выстроен исключительно под силу. «Наш кинофильм мог бы называться «Старухам тут не место», — отмечала Холланд в своем режиссерском комментарии на сайте фестиваля. Ну-ка а дальше на войне будто на войне, пусть это даже и противоречит самой сущности тонких и слегка сбрендивших героев фильма. Если вся живодерская воля – полиция, политика, бизнес, даже храм – начнет умываться кровавой юшкой, значит этак тому и быть.

«Заложники» в Берлине

А сейчас совсем другая история. В разделе Panorama Special показали драму «Заложники» Резо Гигинеишвили, автора «Любви с акцентом», «Без границ» и «Жаrы». Помимо интереса к самой теме, за которую он взялся, было любопытно посмотреть, что такого особенного сделал специалист по легкому жанру, один его фильмом заинтересовался одинешенек из крупнейших мировых кинофестивалей. А также будто воспримет его работу европейская публика и критика, знающая о реальной трагедии, которой посвящен кинофильм, меньше, чем знают о ней в России и уж точно чем в Грузии. 

кадр из фильма Заложники

В ноябре 1983г. в Грузинской СССР группа молодых людей, детей элиты, захватила аэроплан и сделала попытку сбежать из Союза. Итог – семь погибших из числа заложников, летного состава и самих террористов, стремительный суд и приведенный в исполнение расстрельный вердикт для всех выживших угонщиков, кроме единственной в их составе девушки. Кинофильм совместного производства Грузии, Польши и России. Среди актеров уже снимавшиеся у этого режиссера Тинатин Далакишвили (собственно, им и открытая), а также Мария Шалаева и Чаяние Михалкова в ролях стюардесс. Гигинеишвили немало лет работал в архивах, изучая историю этого угона. И главное, что ему удалось сделать – этот передать тот хаос и полную неразбериху, ту потерю контроля, которые царили на борту. В конце концов, что точно случилось тогда в самолете и после освобождения пассажиров, все те подковерные игры вкруг приговора захватчикам, и сегодня в деталях в обществе неизвестны. Наверное, можно предъявлять претензии к драматургии, к проработке персонажей. Однако для самого Гигинеишвили это, безусловно, храбрый шаг в совершенно другом, непривычном ему направлении. А уж о важности темы можно сообщать бесконечно, и важности прежде итого для современной России – в условиях растущей тоски по временам СССР это кино об удушающей атмосфере того времени будто нельзя более кстати. Западная критика с ранним творчеством Гигинеишвили, скорее итого, знакома плохо. Но те, кто обратил внимание на кинофильм, настроены благосклонно. Screen daily пишет о «Заложниках» будто об впечатляющем кино и о том, что энергичный и привлекательный актерский ансамбль делает его в перспективе неплохо продаваемым, а также очень хвалит работу оператора Владислава Опельянца. «Пожалуй, самое смелое решение – решительная непредвзятость по отношению к угонщикам, — пишет издание. —  С учетом гибели невинных людей в ходе этого безрассудного и отчаянного поступка, еще предстоит выяснить, готовы ли грузинские зрители к человеческой стороне их историй».

67-й Берлинский интернациональный кинофестиваль завершится 19 февраля. В этом году в основной его программе 24 фильма, 18 из которых конкурируют в борьбе за фестивальные награды. Церемониал закрытия фестиваля состоится 18 февраля, свое решение, касающееся судьбы «Медведей» нынешнего года, объявит большое жюри, возглавляемое режиссером Полом Верховеном.

Новости кино. Российские фильмы, кинопроизводство.

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*