Главная » Новости кино » Алексей Чадов: «Для безумия ради влюбленности я уже взрослый»

Алексей Чадов: «Для безумия ради влюбленности я уже взрослый»


06.02.2017 11:36:00

23 марта 2017 года на российские экраны выйдет полотно Владимира Бортко «О любви», в которой Алексей Чадов исполнил одну из главных ролей совместно с Аней Чиповской и Дмитрием Певцовым. Артист, которого привыкли видеть в образах хулиганов и простых парней, предстаёт в фильме питерским интеллигентом, молодым профессором, изучающим древнюю культуру Китая. Алексей Чадов рассказал в интервью, что было самым сложным в роли и что отличает его самого от героя фильма. 

Корреспондент:
Разумеется, у зрителя складывается свое впечатление о героях фильма, однако всегда интересно услышать характеристику от актёра, воплотившего образ. Расскажите, что за человек – Александр? 

Алексей Чадов: 
Мой герой – молодой профессор, китаевед-тангутовед. Людей, изучающих историю и культуру Китая, немножко, а тангутоведов, вообще, чуть более 10 человек во всем мире. Одинешенек из них – сын Владимира Бортко, какой, как я понимаю, стал прототипом образа моего героя. Я видел, будто он преподает, как разговаривает на китайском – это весьма эффектно и виртуозно. Владение китайским языком подразумевает пристойный уровень интеллекта и цепкость ума. Это не английский, какой каждый более-менее знает, не немецкий и, вообще, не европейский. Китайский стиль очень сложный. Соответственно, мой герой – парень с интеллектом.

кадр из фильма О любви

Корреспондент:
Как глубоко вам самому пришлось окунуться в эту тему и изучить китайский стиль? 

Алексей Чадов: 
Обстоятельно учить язык не было необходимости, и это заняло бы все мое пора. Чтобы выучить страницу текста на китайском, потребовалось 2 недели! Я привык учить языки ассоциативным методом, однако применить этот способ тут было невозможно, поэтому пришлось попросту заучивать текст наизусть. Консультанты помогали управиться с произношением. Знаете, артикуляция этих звуков похожа на медитацию. Стиль совершенно вне органики русского человека, потому люди, которые столько глубоко погружаются в культуру иной страны, вызывают большой заинтересованность и удивление. Мне сложно представить себя на их месте. Я, будто говорится, где родился, там и пригодился, и не смог бы учить неродную культуру. Поэтому мой герой, Саша, совсем другой человек. 

Корреспондент:
Иной не только в профессиональном смысле, однако и личном? Насколько он вам близок чисто по-человечески?

Алексей Чадов: 
Думаю, влюбляются все равно. Даже ученые! Есть стереотип, что если человек – профессор, то он этакий ботаник. Сейчас другое пора: молодые прогрессивные профессора спортом занимаются, боевыми искусствами. Будто раньше дворяне и танцевать умели, и за собой ухаживали, и на лошади скакали, и грозы не боялись. Современные молодые люд тоже стремятся быть разносторонними. Александр – не тот профессор, что сидит за книжками с утра до вечера. Он горячий, умеет любить, умеет постоять за себя. Это весьма смелый человек, но при этом его главная мочь – интеллект. 

Корреспондент:
Как мне показалось, в начале фильма ваш герой весьма прагматичный и высказывает довольно циничные воззрения, но позже его теория разбивается о реальность.

Алексей Чадов: 
Конечно, он просто понимает, что не может существовать без человека, которого любит. В нем был некий снобизм, высокомерность и, в какой-то степени, отцовский комплекс, проявляющийся в поучениях своей жене. Однако в итоге Саша переживает трансформацию сознания и осознает силу любви. 

Корреспондент:
Кушать ли что-то в его поступках, с чем вы кардинально не согласны. Может быть поступили бы на его месте иначе? 

Алексей Чадов: 
Я вам сейчас расскажу! (смеется) У меня к любви иной подход. Намного спокойнее отношусь к женщинам. Стал, во всяком случае. Хотя я не менее эмоциональный и горячий человек, чем мой герой, однако при этом рациональный. Вовек не буду насильно заставлять человека странствовать со мной по жизни, не пойду на какие-то безумные поступки ради любви. На такое я способен лишь ради семьи и сына. Быть отчаянным могу, чтоб постоять за свою честь и, пожалуй, чтоб защитить Родину. А для безумия ради влюбленности я уже взрослый. 

кадр из фильма О любви

Корреспондент:
Значит ваш герой более молод эмоционально?

Алексей Чадов: 
Конечно, похоже, он первый один так влюбился. Первая стадия любви, разумеется, прекрасна – сколько книг, фильмов ей посвящено! Однако мне, как человеку, будто личности, как Алексею Чадову, интересны уже другие ступени. 

Корреспондент:
С таким рациональным мировоззрением вам не чужд жанр мелодрамы?

Алексей Чадов: 
Мне нравятся многие мелодрамы. Так, советские фильмы: живые, эмоциональные и потрясающе сыгранные. Кушать ряд удачных современных картин о любви. Вспомнился неплохой фильм «Любовь и другие лекарства» с Энн Хэтэуэй и Джейком Джилленхолом, у которых получилось этак тонко и чувственно сыграть, что зацепило даже такого циника, будто я. 

Корреспондент:
А в актерском плане? Читала в одном интервью, что вы были рады сразиться роль интеллигента, потому что обыкновенно вам предлагают образы дворовых парней и хулиганов. 

Алексей Чадов: 
Конечно, образы «мужчин-пистолетов» в экшн-фильмах, боевиках, криминальных драмах – то, что мне предлагают чаще итого, если не считать отдельный комедийные подвиги. На мой взор, актер должен быть и интеллигентом, и хулиганом, уметь сразиться и сильного, и слабого человека. Не нужно отзывть предпочтение чему-либо одному: придерживаться за амплуа брутального жесткого самца или, навыворот, интеллигентного рафинированного семейного мальчика. Резон профессии заключается в том, чтоб быть разным, в том числе, и в жизни. Артист должен уметь и плакать, и быть хладнокровным. Я в себе это воспитываю, однако жаль, что не все режиссеры это замечают. Они видят на экране определенный образ, какой актер создает на протяжении многих лет, и ассоциируют с ним его органику, талант, амплуа. 

Корреспондент:
Вы уже сказали, что было непросто сразиться человека, увлеченного культурой Китая, а с учетом багажа ролей другого плана, почувствовали ли вы кардинальную смену амплуа? Может каким-то специальным образом вживались в своего персонажа?

Алексей Чадов: 
Специальной подготовки не было. Единственное, работали над языком и произношением. Также я наблюдал, будто ведут себя в жизни китаисты. Даже в бытовом общении они производят особенное впечатление, которое я и пытался изловить. В остальном мне было комфортно в этом образе, потому что вечно легко, если нравится персонаж. 

Корреспондент:
Как удалось сработаться с Владимиром Бортко? 

Алексей Чадов: 
Владимир Владимирович – большенный режиссер, который снял немало шикарных фильмов, что, разумеется, вызывает уважение. Он профессионал старой советской школы, и это, в хорошем смысле, отражается на его почерке и подходе. Мне нравится трудиться с советскими кинематографистами, у которых за плечами серьёзное академическое образование и «монументальный» эксперимент. Сейчас режиссёры проще осваивают профессию быстрее, благодаря множеству открытых источников, а ранее люди доходили до итого самостоятельно. В их работе чувствуется совсем другой принцип. Более того, Владимир Владимирович – человек горячий, выносливый и очень озарен своим фильмом. 

кадр из фильма О любви

Корреспондент:
Будто вам в дуэте с Анной Чиповской?

Алексей Чадов: 
Это прекрасная профессиональная актриса, чувственная и весьма умная. Она сама строит собственный образ, ведет его и отстаивает свое видение, объективное и логически выстроенное, на мой взор. Есть актеры, которым необходимо прибегать к помощи режиссёра, однако Аня очень самостоятельная. 

Корреспондент:
А вы сами контролируете собственный образ?

Алексей Чадов: 
Конечно, я тоже отношусь к той категории актеров, которые, так, в случае если увольняют режиссера, не впадают в панику, а спокойно доводят дело до конца. Возвращаясь к моей характеристике, я рациональный человек и точно знаю, где я прав, а где не прав. Не люблю заблуждаться. 

Корреспондент:
Повезло значит режиссёру, будто минимум, с двумя самостоятельными актёрами!

Алексей Чадов: 
На самом деле, Владимир Владимирович любит, когда актёры вовлечены в его модель строительства. Ему этак комфортнее, поэтому мы, разумеется, артачились, спорили, но, в основном, принимали его правила. Когда снимаешь свою картину, точно знаешь, будто хочешь видеть историю, которую сам написал. Мы все отнеслись с пониманием и уважением к видению автора.

Корреспондент:
Тем не менее удалось ли что-то привнести от себя? Были ли моменты импровизации?

Алексей Чадов: 
Были и касались, в основном, таких тонкостей, будто интонации. Если Владимиру Владимировичу нравится предложение, он его принимает. А в мизансценах у него все было четко выстроено, в железобетонной конструкции. 

Корреспондент:
Кинофильм «О любви», конечно, не типичная мелодрама: посыл картины даже несколько циничен. На ваш взор, о какой любви этот кинофильм – о современной или вневременной?

Алексей Чадов: 
Я думаю, что это зеркало современного человека в большом городе. Кинофильм про женщин, в первую очередность, которые зачастую ради комфорта своих детей отпускают эмоции и выстраивают взаимоотношения с надежными людьми. И не вечно в таком рациональном подходе находится пункт страсти. Конечно, это звучит грустно, однако в прогрессивных странах так существует большая доля молодых пар. Они создают семьи ради детей, разводятся и существуют сами по себе, однако поддерживают общение, помогая товарищ другу. Консервативным людям это непонятно. Мой дедушка говорил, что разводиться ранее было просто стыдно. Супруги жили совместно иногда вопреки чувствам. Свободные женщины живут эмоциями, и собственно в эмоциях рождаются дети, в любви, а не при холодном расчётливом подходе. Потому Господь Бог благосклонен к женщине и прощает ей ошибки, в то пора как мужчинам нужно быть более ответственными. 

Автор: Кристина Манжула

Просмотров: 32   |      

Кинофильм: «О любви»  

Вы также можете поделиться своим мнением

Новости кино. Российские фильмы, кинопроизводство.

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*